Александр Васильев: (Часть 2)

Александр Васильев: (Часть 2)

Сундуки с винтажными платьями или Блистательная белая эмиграция

Ох и сложно выстроить беседу с таким человеком, как Александр! Во-первых, спросить хочется об очень многом. Во-вторых, он часто знает, о чем ты спросишь, еще до того, как ты задашь вопрос. И все так переплетено, что нить беседы не размотать по тематически разным клубкам. Там, где вопрос касается истории, порой беседа больше цепляется за современность, а разговор о нынешнем состоянии дел уходит глубоко в историю. Этакая самоуправляемая машина времени, которая бросает тебя из эпохи в эпоху. Да и сама обстановка отеля «Büyük Londra», сохранившего дух тех давних времен, усиливает это ощущение нахождения вне времени. На присутствующих учениках школы Васильева современные наряды, но даже если бы они были одеты в костюмы начала прошлого века, это никого бы не смутило. Тем более что между той эпохой и сегодняшним днем уже была проведена не одна параллель.
Вспомнился один отрывок из книги Александра Васильева «Красота в изгнании», где он писал о вечере русской моды, который проходил в Петрограде 14 мая 1916 года. Там приводилась цитата обозревателя петербургского журнала «Столицы и усадьбы» («журнала красивой жизни»), писавшего под псевдонимом «Русский парижанин», где он раскритиковал вечер в пух и прах: «Болезненная страсть к мишуре, к внешним признакам богатства – показатель невысокой и неутонченной культуры – заменяет многим все эстетические потребности. Да и то сказать, кто у нас может учить изяществу, чувству меры и благородству? Кто может показать пример утонченности и «хорошего тона»? Наши художники? Актрисы? Или наши мужчины из «общества»?», – писал обозреватель.
Тогда, в своей книге, Александр прокомментировал это так: «Статья была напечатана в 1916 году в блистательном Петрограде – городе великих князей, Кшесинской, Гиппиус, Тэффи, Ахматовой, Павловой, городе Добужинского, Сорина, Юсупова и Гумилева, аристократизм и художественный талант которых вне критики…». Ниже автор тонко подмечает, что если уж в то время существовала страсть к внешним признакам богатства, то что говорить о наших днях?
Книга вышла несколько лет назад, что-нибудь изменилось в России за это время? Когда-нибудь пройдет эта наша любовь к внешнему богатству или это национальная особенность? Можно ли что-то с этим сделать и искоренить любовь к «лжероскошеству»? Васильев неистовствовал, говоря категоричное «НЕТ». Мы приводим все его реплики без обиняков.

Надуманные аристократы
– Ничего нельзя сделать! «Драма России» состоит в том, что она лишилась аристократии, а аристократия нужна в каждой стране: в Турции, в России, в Италии… Аристократия – носитель культуры, носитель хорошего вкуса. Вкус должен кто-то прививать, его не должно быть больше, чем соли с перцем. Без них блюдо получается безвкусным. Аристократы всегда составляли небольшой процент общества, но они были всегда и являлись камертоном для большого оркестра, а когда у оркестра нет камертона, он не будет звучать.
На место аристократии в СССР пришли артисты. Они «прикинулись» аристократией. И так повелось, что если оперная дива, то она уже аристократка, солист балета – аристократ, артист художественного театра или малого – аристократ. И уж тем более актер Александрийского театра, судя по его словарному запасу и ролям, которые он сыграл, а он довольно часто играл и князей, и царей, считает себя аристократом! Но это не значит, что этот актер может адекватно реагировать на многие вещи, так как это сделал бы настоящий аристократ.
И тогда, и сейчас существовала тема «крепостных актеров». Те, кто не поддерживал власти явно и яро, уходили на далекий задний план: ни театров, ни дотации – эти люди становились «мишурой». Культура пропаганды всегда строилась на том, что возвеличивала и низвергала.
Так вот отсутствие аристократии восполнено частно-крепостными актерами. Имеют ли они талант? Я не могу их назвать бездарными. Да, они имеют силу; согласен, что у них есть особый магнетизм работы с публикой. Есть ли у них большой вкус? …Ну, это под большим вопросом. Есть ли большой вкус у Анастасии Волочковой? Я не знаю. Есть ли большой вкус у Маши Распутиной? Не знаю. Есть ли большой вкус у Наташи Королевой? Я не знаю! Однако, есть хорошие примеры.
Не каждая «икона» – «икона стиля»
– Но есть ведь и хорошие примеры! Пусть не так много, судя по тому, как Вы их критикуете!

Более подробную информацию вы найдете в нашем журнале. Ищите "Роксолану" в точках распространения, список которых есть на главной странице сайта. Этот журнал создан для Вас, и о Вас...

ПОДПИСКА

Оставить комментарий